Перейти к оформлению

Корзина пуста.

История сорочки

МУЖСКАЯ СОРОЧКА НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ К ТОМУ, ЧТО ОБЫЧНО НАЗЫВАЮТ РУБАШКОЙ. РУБАШКА – ВЕЩЬ ГРУБАЯ. ОНА ПОТОМУ ТАК И НАЗЫВАЕТСЯ, ЧТО ЕЕ В ДРЕВНОСТИ КРОИЛИ ПО-ПРОСТОМУ – ТОПОРОМ, НЕ ОСОБЕННО РАССТРАИВАЯСЬ НАСЧЕТ ФАСОНА. ДЫРКА ДЛЯ ГОЛОВЫ ЕСТЬ – И СЛАВА БОГУ.

Другое дело — сорочка, изделие изящное и статусное. От рубашки она отличается так же сильно, как человек от обезьяны. Это плод цивилизации, продукт долгого исторического развития. Сорочки шили опрятные белошвейки в кружевных чепцах или почтенные портные в белых от мела нарукавниках. Вместо топора они пользовались ножницами — инструментом куда более функциональным. Он намного лучше соответствовал цели — сотворить один из главных элементов мужского костюма. Задача вроде бы самая прозаическая, но результат оказался блестящим: сорочка на грани высокого искусства.

Когда-то (пусть и давным-давно) мужская сорочка переживала черные времена. В Средневековье модники вообще не считали ее одеждой. Общественное мнение признавало сорочку непристойной. В ней приличествовало появляться разве что на эшафоте. Если Его Высочество прохаживался по своим покоям в одной рубахе, его подданные имели все основания сказать: «А король-то голый!» Но зато никто на свете — даже сама королева — не мог похвастать такой невероятной близостью к монаршему телу. Сорочка была просто вынуждена вести тайную жизнь завзятой подпольщицы. Тонкое батистовое полотно пряталось между человеческой кожей и верхней одеждой. Но при всем том оно играло роль самой настоящей социальной прослойки. Знатный человек и подумать не мог о том, чтобы надеть камзол прямо на голое тело. Ну а низы, разумеется, в эти тонкости не вникали. А потом миром стала править роскошь. «Дворянство носит свои доходы на своих плечах», — говорили в свете. Портновское мастерство без всяких натяжек называли искусством. А искусство, как водится, требовало жертв. Но чтобы соткать квадратный метр тончайшего полотна, уходило 80 часов кропотливого труда. Можно ли было скрывать такую недешевую красоту под верхней одеждой? Сорочка стала визитной карточкой дворянина, предметом гордости и доказательством состоятельности. Знать перестала наглухо застегивать свои камзолы. Вышитый ворот сорочки был наконец допущен в высшее общество.

И все же вплоть до XIX столетия сорочка по-прежнему считалась нижним бельем. Кардинально ситуация изменилась лишь в век революций. Какой-то гений Нового Света изобрел так называемую «американскую сорочку». Ее больше не надевали через голову, как раньше, а застегивали спереди на пуговицы, как верхнюю одежду. Историю современной мужской сорочки можно отсчитывать с конца XIX века. Недалеко от улицы Jermin в Лондоне находится сквер Олдермэнбери (Aldermanbury Square). Там в 1871 г. фирма Brown, Davis & Co создала первую рубашку с пуговицами по всей длине. Тем не менее, в сорочки это новшество приходит, чтобы утвердится, лишь к началу XX в. На иллюстрациях конца XIX в. мужские сорочки представлены различными фасонами (приталенные и нет, со стоячим и с отложным воротником), но все имеют пуговички только в верхней части. В это же время вошли в моду сорочки в полоску, и был период борьбы, прежде чем они утвердились как элемент городского делового костюма.

Сорочки с рисунком всегда вызывали подозрение в том, что их носят из-за желания скрыть недостаток чистоты. В виде компромисса цветные сорочки снабжались белыми воротничками и манжетами. Это соединение цветного материала с белым воротником популярно и поныне. И до сих пор мужская мода не претерпевает особенных изменений. Происходят различные вариации с аксессуарами и формами деталей кроя сорочки, игра с силуэтом, основа остается прежней.



история галстука
И до сих пор мужская мода не претерпевает особенных изменений. Происходят различные вариации с аксессуарами и формами деталей кроя сорочки, игра с силуэтом, основа остается прежней. 

история галстука
Эдуард VIII, или герцог Виндзорский поломал «застегнутые на все пуговицы», чопорные традиции британского высшего света, сохраняя облик, который лучше всего отражал его индивидуальность. Выказывая пренебрежение к традиционным формальностям, Эдвард вводил свои правила непринужденной элегантности.